Крот В.А. Торговля Польши с Турцией в Причерноморье (XV — первая половина XVI в.) - Українське козацтво - Історія України - Каталог статей - Історія та гуманітарні дисципліни
Субота, 03.12.2016, 21:42
Історія та гуманітарні дисципліни
Головна | Реєстрація | Вхід Вітаю Вас Гість | RSS
Меню сайту



QBN.com.ua
Головна » Статті » Історія України » Українське козацтво

Крот В.А. Торговля Польши с Турцией в Причерноморье (XV — первая половина XVI в.)
Главным торговым путем в Турцию и другие страны Востока для польских купцов XV в. был так называемый «молдавский путь». Он шел через Молдавию к Черному морю и далее к побережью Малой Азии и Греции. Этот путь просуществовал конца XIV до конца XV в. Из Польши в Молдавию шли две дороги: одна из них, основная, пролегала из Львова через Галич, Коломыю, Снятин, Черновцы и Серет к Сучаве. Вторая дорога выходила из Каменца и вела через Хотин и Дорохой. Из Сучавы расходилась сеть дорог, важнейшей из которых была дорога через Яссы и Лопушно к Белгороду, расположенному в Днестровском лимане. Из Белгорода купцы продолжали путь морем, направляясь в Кафу или Константинополь.1) Из Кафы шла дорога к Азовскому морю — к Тане, а из нее через Астрахань в Китай, через Каспийское море в Персию, через Трапезунд в Индию.2) С начала XV в. все торговое движение переносится на «молдавский путь». Татарская дорога («via tatarica»), шедшая из Львова на Каменец и через Южную Русь в Крым и широко использовавшаяся в XIV в., теряет свое значение и в источниках XV в. почти не упоминается.

В торговле Польши с Турцией и другими странами Востока участвовали Краков, Вроцлав, Каменец, Киев и другие города. Но главную роль играл Львов, названный современниками «сухим портом Востока». Торговля Львова имела транзитный характер, для Польши это был пункт, соединявший европейский и азиатский рынки. Товары, шедшие с Востока в Польшу — шелк, ковры, жемчуг, ювелирные изделия, целебные средства, пряности, благовонные масла, — поступали во Львов, а оттуда через Краков польские купцы везли их в Силезию, Поморье, Фландрию, Германию вплоть до Нюрнберга, а также в западные области Польши.3) В обмен на восточные товары польские купцы закупали в этих странах прусские, фландрские, английские и силезские сукна, а также изделия ремесла. Эти товары, частично удовлетворяя потребности Польши, в основном шли на Восток. Из самой Польши вывозили в Турцию свинец, олово для нужд артиллерии, оружие, мечи, плуги, ножи, меха, шубы, скорняжные изделия.

Генуэзская колония Кафа являлась крупным центром черноморской торговли. Это был не только торговый порт и главное складское место генуэзцев, но и центр судостроения и ремонта заходивших сюда судов. Рынок Кафы не имел равных по обилию товаров, поступавших из Малой Азии, Китая, Индии. В этих странах кафинские купцы закупали перец, дорогие ткани, вина, фрукты. Все эти дорогостоящие товары доставлялись караванами в Кафу, а оттуда переправлялись дальше, в восточные [89] воеводства Польши, прежде всего во Львов. Львовские купцы поддерживали оживленные связи с Кафой.4) Однако они не ограничивались поездками туда и в другие генуэзские колонии, но отправлялись в Малую Азию, в Бруссу,5) крупный торговый центр, некогда первую турецкую столицу на завоеванной у Византии территории.

Первым известием о торговых отношениях Польши с Турцией, которое мы встречаем в источниках, является «привилей» от 1439 г. валашского господаря Влада III, который давал польским, украинским и молдавским купцам право свободного проезда через территорию княжества в Турцию.6) Значение торговых связей Польши с Турцией еще больше возросло после падения Византийской империи и перехода Константинополя в руки турок. В результате трудностей доставки товаров из черноморских колоний к портам Италии увеличивается роль сухопутной дороги, которая вела через Польшу и Молдавию. Сюда устремляется основной поток товаров, идущих с Запада и Северо-Запада на Восток.

Турецкий султан поощрял развитие торговли с Польшей, которая приносила значительные прибыли турецкой казне. В 1455 г. Мехмед II сообщал Казимиру Ягеллончику, что гарантирует свободу торговли его купцов на суше и море.7) В ответ на это польский король Казимир издает распоряжение, по которому «заморские купцы от турок» получают свободу торговли во всех областях польского государства и особенно во Львове.8) Константинопольские купцы, которые появились в Польше в середине XV в.,9) после издания этих указов чаще стали посещать польские города по торговым делам и завязывать контакты с польскими купцами. Следует отметить, что в то время турки сами обычно не занимались торговлей, оставляя это занятие грекам, армянам, евреям. Вскоре после падения Константинополя эти купцы появляются в Польше и привозят большие партии товаров: пряности, вина, фрукты, алун (квасцы). Они имеют связи с Каменцом и Трембовлей, ездят во Львов, Торунь, заключают торговые сделки со львовскими купцами, закупая у них сукно, предоставляют кредит львовским армянам, что оформляется соответствующими документами.10) Львовские купцы ведут в это время торговлю на берегах Босфора.11) С польской стороны наряду с поляками и украинцами активную роль в торговле с Турцией играли армяне, проживавшие во Львове, Каменце, Киеве. Они обладали давними традициями и большим опытом в области торговли, хорошо знали восточные страны, имели тесные связи со своими соотечественниками в генуэзских колониях, Молдавии и Турции. Широкие международные связи армянских купцов способствовали их успешной торговле.12) [90]

Городские власти Львова проявляли заботу о развитии торговли с Турцией. Они бережно хранили «привилеи», данные молдавскими господарями на свободный проезд польских купцов в Турцию. Когда турецкие послы, ехавшие через Львов, в 1478 г. остановились в этом городе, львовяне взяли на себя расходы по их содержанию.13) Стремясь получить охранные грамоты от османских султанов, львовские купцы щедро одарили подарками королевских послов, ехавших в Турцию: В. Меховского, направлявшегося в Османскую империю в 1485 г., а позднее Лесоцкого и Каллимаха.14) Эти подарки делались также с целью получить возможность присоединиться к посольству, так как это, во-первых, гарантировало безопасность купцов, во-вторых, сопровождавшим посольство купеческим возам можно было избежать таможенных платежей под предлогом принадлежности к посольству.

Торговля с восточными странами была сопряжена с большими трудностями и опасностями. Это прежде всего относилось к торговле с Турцией, ведшей постоянные войны на торговых трассах. Польские купцы, торговавшие с Турцией, часто подвергались нападениям и ограблениям в пути. Источники упоминают случаи, когда польские купцы, отправлявшиеся в эту страну, из нее не возвращались.15) В последней четверти XV в. Турция усиливает свою экспансию в Причерноморье. В 1475 г. она завоевала Кафу, в 1484 г. — Белгород и Килию. Завоевание Кафы и Белгорода означало окончательное превращение Черного моря в «турецкое озеро», закрытое для свободной торговли, которая велась раньше в этом регионе. Крупные порты потеряли былое значение торговых центров, к которым устремлялись потоки товаров, следовавших по «молдавскому пути». Хотя эти завоевания и не касались непосредственно Польши, они имели отрицательные последствия для черноморской торговли. Особенно тяжелым ударом для польской торговли было завоевание Белгорода, вызвавшее изменение направления торгового пути и самого характера торговли. Последовавший затем период нестабильности и напряженности в польско-османских отношениях создавал неблагоприятные условия для торговли Польши с Турцией. В этот период между двумя государствами заключались мирные договоры на короткий срок — 2-3 года, через которые их надо было продлевать и одновременно подтверждать статьи, касавшиеся торговли. В конце XV в. наступает кризис в тopгoвле Польши с Османской империей, связанный с походом Яна Ольбрахта в Молдавию и нападениями турецких войск на Польшу (1497—1498 гг.). Однако нельзя согласиться с польским историком С. Кутшебой, считавшим, что после захвата турками [91] Белгорода восточная торговля Польши пришла в упадок.16)

В начале XVI в. наступает стабилизация в польско-турецких отношениях, а вместе с тем оживляется и набирает силу торговля между Польшей и Турцией. Но теперь направление сухопутной дороги, ведшей в Турцию, изменилось. Она переместилась с линии Сучава — Белгород на трассу Сучава — Яссы — Галац. Главный поток торговли идет теперь через Львов — Каменец — Котин — Дорохой — Яссы — Васлуй — Берлад — Галац. Далее дорога продолжалась по турецкой территории через Бюйюк — Базарджик — Адрианополь — Люлебургац в Стамбул.17) Но и старый путь, проходивший через Снятин, не был совсем заброшен, — по мнению польского историка А. Дзюбинского, он использовался в торговле Польши с Молдавией.18)

Турецкие документы, касающиеся различных столкновений и пограничных инцидентов между Польшей и Турцией, упоминают Белгород, обозначая его как торговый порт,19) а Бендеры — как крупнейшую таможню,20) где взимались пошлины с польских купцов. Следовательно, польские купцы еще ездили в Турцию через Бендеры и Белгород. Определенная часть турецких купцов направлялась этим путем в польские земли. Через Белгород проезжали также турецкие купцы, следовавшие «великим трактом» через Очаков в Москву.21) Пользовались этим путем и кафинские купцы, которые, добравшись до Белгорода, направлялись через Бендеры и Яссы в Подолию. Дополнением сухопутной дороги из Турции в Польшу была дорога морская. Ею пользовались греческие купцы, возившие греческие и критские вина собственными кораблями. Они добирались Дунаем до Галаца, Рени22) либо Килии,23) а оттуда ехали до Львова по суше. Кроме греков, морской путь использовали и польские купцы,24) что находит отражение в польско-турецких документах. Пройдя через Черное море, польские купцы направлялись к Муданье (порту Бурсы) с целью закупки шелка, привозившегося сюда из Персии. Морская коммуникация между Стамбулом и устьем Дуная служила также для подвоза зерна с Балкан в Константинополь.25) Эти две дороги — сухопутная и морская — просуществовали до конца XVIII в.

Иногда польские купцы отправлялись за шелком и пряностями непосредственно в Персию, стремясь избежать турецкого посредничества и таким образом уменьшить свои расходы. Однако такие далекие экспедиции были доступны только самым крупным купцам, ведшим торговлю в больших масштабах. Торговлю с Персией вели в основном турецкие купцы, снаряжавшие в эту страну большие караваны для закупки шелка, пряностей и изделий персидских ремесленников. [92]

После завоевания северо-западного Причерноморья турецкие султаны стремились превратить Стамбул в центр всей черноморской торговли. Для этого султаны широко практиковали систему насильственного переселения иностранных купцов в Стамбул. В 1475 г. в турецкую столицу были переселены итальянские купцы из Кафы.26) После завоевания Египта в 1517 г. Селим I распорядился о переселении оттуда в Стамбул самых богатых каирских купцов.27) Эту же цель преследовал и его указ везти персидский шелк, который прежде шел в Сирию, на берега Босфора. Сулейман I Кануни предпринимал меры для сосредоточения в Стамбуле торговли пряностями, что было весьма выгодно для польских купцов, так как усиливало значение сухопутной дороги с Востока через Босфор и Балканы до Львова. Стамбул стал играть в польской торговле большую роль. Брошенный на стамбульский рынок товар направлялся непосредственно в Польшу.

В этот период наряду с турецкими подданными греками, армянами и евреями на торговом поприще все активнее выступают турецкие купцы. В книгах г. Львова, в которые вносились oxpaнные грамоты купцов, выданные польским королем и турецким султаном, встречаем многочисленные имена турок. Среди львовян были в ходу написанные арабским шрифтом торговые договоры и обязательства, достоверность которых подтверждал специальный местный переводчик.28) В случае необходимости турецкие купцы находили во Львове поручителей среди наиболее знатных и богатых людей города, которые охотно брали на себя эти обязательства, получая от турецких купцов щедрые кредиты.29) Обилие охранных грамот, польско-турецкие договоры, многочисленная корреспонденция между польским королем и турецким султаном свидетельствуют о том, что торговля пользовалась покровительством как со стороны польских, так и османских властей. Так, Баязид II, заключив мирный договор с Казимиром IV в 1489 г., разрешил польским купцам свободно приезжать и торговать в его владениях. Своим подданным он приказал не препятствовать передвижению этих купцов по морю и суше, если они внесут платежи, установленные местными обычаями.30) Если турецкий купец предъявлял письмо султана о том, что товар, за которым он приехал, предназначен для султанского двора, его освобождали в Польше от пошлин и дорожных платежей. В случае смерти купца на чужой территории польско-турецкие договоры гарантировали сохранность его имущества.31) Во Львове, например, после смерти турецкого купца его товары сохраняли особые представители администрации и выдавали наследникам по представлению свидетельств турецких [93] властей и султанских охранных грамот. В договоре 1502 г. и последующих указывалось, что купцы, торгующие на территории обеих держав (Польши и Турции), должны вносить только те платежи, которые установлены местным обычаем.32) Договор 1553 г. запрещал санджакбеям и эминам портов, а также таможенникам в Силистрии и Аккермане (Белгороде) пропускать через Днестр в польские владения кого-либо, кроме слуг Порты и купцов обеих держав.33) Договор Мурада III со Стефаном Баторием, подтверждая положения предыдущих договоров, гарантировал безопасность купцов, приезжавших в Молдавию и другие владения султана, если купцы будут пользоваться торными торговыми дорогами, избегая остальных.34) Эти договоры свидетельствуют о том, что правительства и Польши и Турции уделяли большое внимание развитию торговли между ними и стремились устранить всякие препятствия на ее пути, а также не допустить конкуренции купцов других стран.

Обилие восточных товаров, которые можно было встретить на рынках Львова, Кракова, Киева и других городов Польши, распространение этих товаров среди польского населения, разумеется, прежде всего среди представителей господствующего класса, говорили о том, что в XVI в. польско-турецкая торговля развивалась весьма успешно. Однако нельзя сводить ее только к товарообмену между Польшей и Турцией. Так же, как и в XV в., она сохраняет посреднический характер: только часть восточных товаров поглощалась Польшей, остальные направлялись в Чехию, Германию, Русское государство и другие страны Западной и Северной Европы. И хотя в XVI в. значительная часть восточных товаров поступала в Польшу морским путем вокруг Африки и Португалии через Гданьск, значение сухопутной дороги, шедшей через Львов, сохранялось и в этот период.

1) AGZ. 1879. Т. 7. N 11; Kutrzeba S. Handel Polski ze Wschodem w wiekach srednich // Przeglad Polski. 1903. Kwart. 1. T. 149. S. 516.

2) Charewiczowa L. Handel sredniowieeznego Lwowa. Lwów, 1925. S. 36-37.

3) Kutrzeba S. Op. cit. S. 531.

4) Dubiecki M. Kaffa osada genuenska i jej stosunek do Polski w XV wieku // Obrazy i studya historyczne. Warszawa, 1899. Ser. 2. S. 10-11.

5) Nistor J. Die auswärtigen Handelsbeziehungen der Moldau im XIV., XV. und XVI. Jahrhundert. Gotha, 1911. S. 66.

6) AGZ. T. 7. N 5.

7) Charewiczowa L. Op. cit. S. 84.

8) Codex epistolaris saeculi XV. Kraków, 1894. T. 2. S. 240. N 213.

9) AGZ. 1889. T. 14. N 17, 27, 33, 42, 39.

10) Consularla Leopoliensia (1460—1500). Archiwum m. Lwowa T. 2. S. 147, 150, 151, 174, 230, 232-233, 386.

11) AGZ. 1883. T. 9. N 78.

12) Исаевич Я. Д. К вопросу об армяно-украинских связях на западно-украинских землях (XV—XVII вв.) // Исторические связи и дружба украинского и армянского народов. Киев, 1965. С. 85.

13) Charewiczowa L. Op. cit. S. 85.

14) Ibid. S. 86.

15) Consularia... S. 251, 558, 902.

16) Kutrzeba S. Op. cit. Kwart. 2. T. 150. S. 144.

17) Dziubinski A. Drogi handlowe polsko-tureckie w XVI st // Przeglad historyczny. 1965. T. 56. Zesz. 2. S. 238-240.

18) Ibid. S. 239.

19) Akta Aleksandra 1501—1506. Kraków, 1927. S. 102. N 83.

20) Nistor J. Op. cit. S. 60; KDT. S. 203. N 210.

21) Gwagnin A. Z kroniki Sarmacji europejskiej. Kraków, 1860 S. 222.

22) Nistor J. Op. cit. S. 74.

23) Lozinski W. Patrycjat i mieszanstwo Lwówskie w XVI i XVII wieku. Lwów, 1892. S. 50.

24) Dziubinski A. Op. cit. S. 241.

25) Ibid.

26) Malowist M. Kaffa kolonia genuenska na Krymie i problem wschodni w latach 1453—1475. Warszawa, 1947. S. 337-338.

27) Heyd W. Histoire du commerce du Levant. Leipzig, 1936. T. 2. P.

28) Consularia... T. 4. S. 385; T. 5. S. 750.

29) Ibid. T. 4. S. 802, 1277, 1847; T. 5. S. 400.

30) KDT. S. 22-25. N 3, 5, 6.

31) Ibid. S. 27. N 9; S. 30. N 13.

32) Ibid. S. 29. N 11.

33) Ibid. S. 138-139. N 138.

34) Ibid. S. 217. N 226.
http://annals.xlegio.ru

Категорія: Українське козацтво | Додав: chilly (25.03.2009)

Як качати з сайту


[ Повідомити про посилання, що не працює

Права на усі матеріали належать іх власникам. Матеріали преставлені лише з ознайомчєю метою. Заванташивши матеріал Ви несете повну відповідальність за його подальше використання. Якщо Ви є автором матеріалом і вважаєте, що розповсюдження матеріалу порушує Ваші авторські права, будь ласка, зв'яжіться з адміністрацією за адресою ukrhist@meta.ua


У зв`язку з закриттям сервісу megaupload.com , та арештом його засновників частина матерійалу може бути недоступна. Просимо вибачення за тимчасові незручності. Подробніше

Переглядів: 1080
Форма входу
Логін:
Пароль:
Пошук
Друзі сайту
Статистика
Locations of visitors to this page

IP






каталог сайтів



Онлайн усього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Copyright MyCorp © 2016