Пенской В.В. Украинский ландмилицский корпус в XVIII веке - Україна кін. ХVII - XVIII ст. - Історія України - Каталог статей - Історія та гуманітарні дисципліни
Неділя, 19.02.2017, 18:32
Історія та гуманітарні дисципліни
Головна | Реєстрація | Вхід Вітаю Вас Гість | RSS
Меню сайту



QBN.com.ua
Головна » Статті » Історія України » Україна кін. ХVII - XVIII ст.

Пенской В.В. Украинский ландмилицский корпус в XVIII веке

Пенской В.В.
Украинский ландмилицский корпус в XVIII веке

История Украинского ландмилицкого корпуса относится к одной из наименее изученных и ныне практически забытых страниц истории вооруженных сил Российской империи XVIII века. Между тем корпусу отводилась важная роль в обороне южных рубежей России от турецко-татарской угрозы. Длительное время он служил источником пополнений для регулярной русской армии. С историей Украинской ландмилиции оказалась тесно связанной деятельность ряда крупных русских военных деятелей и администраторов, таких, как генерал-фельдмаршалы князь М.М. Голицын, графы Б.-Х. Миних, П. С. Салтыков и П.А.Румянцев. В рядах ландмилиции в 1761 г. начал свою военную карьеру С. К. Вязьмитинов, будущий генерал от инфантерии и первый военный министр России.

2 февраля 1713 г. был обнародован указ Петра I о создании в Киевской губ. пяти ландмилицких полков.1) По решению царя новые полки предполагалось укомплектовать, набирая людей в Киевской и Азовской губ. из числа бывших драгун, солдат, стрельцов, казаков, пушкарей и тех же чинов отставных служилых людей в возрасте от 15 до 30 лет общим числом 7 тыс. человек, по 3500 из каждой губернии. В качестве основы для формирования первых ландмилицких полков решено было использовать пехотные полки Жданова, Постельникова, Григорова, Воронцова и Буларта.2) 13 июня 1713 г. русские и турецкие дипломаты подписали Андрианопольский договор, который подтвердил условия Прутского соглашения 1711 года. Отношения с турками были временно урегулированы, и надобность в ландмилиции, казалось, отпала.

Снова о ландмилиции Петр вспомнил десять лет спустя. Персидский поход русской армии и флота, стремление молодой Российской империи утвердиться на Кавказе и берегах Каспийского моря вызвали серьезную обеспокоенность Османской империи. Турки привыкли считать этот регион зоной своих интересов, и появление здесь русских не могло не вызвать осложнения отношений между Стамбулом и Санкт-Петербургом. Россия, только что вышедшая из тяжелейшей Северной войны, не осилила бы увеличения военных расходов, а это стало бы неизбежным, если бы было принято решение о расквартировании дополнительных частей на южной границе. Тем более, Петр, знавший о напряженной финансовой и экономической ситуации в стране, не мог пойти на дальнейшее наращивание регулярной армии.

Пытаясь найти выход из сложившегося положения, Петр решил усилить оборону южной границы путем увеличения численности ландмилиции. Она обходилась казне значительно дешевле, нежели регулярные пехотные и драгунские полки. По этой причине 4 апреля 1723 г. император распорядился увеличить численность Украинской ландмилиции (такое название она стала носить с 7 декабря 1727 г.) до шести полков— два регулярных и четыре иррегулярных. 29 апреля того же года Петр подписал инструкцию генерал-аншефу князю М. М. Голицыну, назначенному главным командиром над всеми войсками, расквартированными на Украине, о порядке формирования и содержания новых ландмилицких полков.

Для скорейшего выполнения поставленной задачи и «для бережения от нападения татар и турок» Голицыну были подчинены Малороссийская коллегия, воронежский губернатор и воеводы белгородский и севский — то есть правители тех регионов Черноземья, где проживало множество однодворцев и где было немало старослуживых людей. Обращает на себя внимание и тот факт, что, согласно инструкции, в иррегулярные полки офицерами должно было определять не только русских дворян, но и уроженцев Валахии и Сербии. В то время многие европейские военные считали уроженцев Балканского полуострова отличными воинами, особенно пригодными для несения разведывательной и пограничной службы. Стольник П. Н. Толстой в своем дневнике о путешествии в Европу писал, что «сербы — люда военные, подобятся во всем донским казакам, говорят все словенским языком», несут пограничную службу на границе венецианских владений и Турции, и, помимо всего прочего, «к московскому народу зело приветны и почитательны».3) Создаваемая по петровскому указу Украинская ландмилиция должна была стать русским аналогом имперских «Grenzregimenter», и здесь знания и умения сербов, волохов и им подобных могли пригодиться.

2 мая 1723 г. сенатским указом были определены и первые штаты ландмилицких полков, и размеры денежного содержания полковых чинов. Согласно этим штатам, в полку полагалось иметь 10 рот по 150 рядовых и унтер-офицеров, а число офицеров в регулярном полку должно было составить 33, а в иррегулярном — 21 человек. Жалование офицерам регулярных полков было приравнено к жалованию офицеров гарнизонных полков Азовской и Киевской губ., а офицеры иррегулярных получали вполовину меньше.4)

Хотя созданию ландмилицких полков Петр придавал большое значение, процесс их формирования проходил трудно. Молодая Российская империя, истощенная длительными и практически непрерывными войнами, с огромным трудом содержала уже имевшиеся армию и флот. Возможностей для формировав новых полноценных частей практически не оставалось. В начале следующего 1724 года Голицын доносил в столицу, что, согласно полученным им инструкциям и указам, в названных двух губерниях им было набрано по 1 рекруту с 16 душ, что дало в общей сумме 5187 человек. Однако при устройстве из них рот и полков князь столкнулся со значительными трудностями. Не хватало практически всего — не было денег, оружия, серьезнейшие затруднения возникли с поставкой строевых лошадей, отсутствовала нужная амуниция — патронные сумы, ольстры, портупеи и прочее. Если же необходимые снаряжение и оружие поступали, указывал Голицын, то, как правило, малыми партиями и зачастую негодными. Ответом на его жалобы стал очередной сенатский указ от 7 февраля 1724 г., предписывавший князю ускорить формирование ландмилицких полков.5) Угроза войны с турками по-прежнему оставалась, и потому в указе было прямо и недвусмысленно сказано — создание ландмилиции должно быть завершено в кратчайшие сроки несмотря ни на что.

К весне 1725 г. Голицыну удалось набрать семь ландмилицких полков, хотя они не имели полного состава. Ввиду этого Сенат 1 марта 1725 г. разрешил ему расформировать седьмой полк, а его офицеров и солдат обратить на доведение до полного комплекта остальных шести полков. Оставшиеся шесть ландмилицких полков, которые первоначально назывались по именам своих полковников полками Карамзина, Львова, Кигича, Иваненкова, Дунина и Бунина, по указу императора Петра II от 6 ноября 1727 г. были переименованы соответственно в ландмилицкие полки Севский, Орловский, Курский, Брянский, Путивльский и Рыльский — по установившейся к тому времени традиции именовать полки по названиям городов и провинций Российской империи.6)

Время, наступившее после смерти Петра Великого, было трудным для всей русской армии и флота, в том числе и для ландмилиции. Уже в конце 1725 г. среди членов Военной коллегии разгорелась ожесточенная дискуссия о путях сокращения военных расходов, которые были непосильны для разоренной войнами и реформами страны. Верховный Тайный совет, образованный в 1726 г., был озабочен проблемой бюджетного дефицита и неуклонно следовал политике финансовой экономии, постоянно изыскивая способы сокращения расходов на содержание армии и флота. Прусский генерал Х.-Г. Манштейн, в то время офицер русской армии, писал в своих «Записках», что при Петре «армия и флот приходили в упадок, и погибли бы, вероятно, вконец, если бы царствование это продолжалось в этом виде еще несколько лет». Ландмилиция пребывала едва ли не в еще худшем положении, поскольку расходы на ее содержание оказались среди тех статей военного бюджета, которые, по мнению верховников, можно было значительно урезать без нанесения большого ущерба для безопасности и обороноспособности империи. Тот же Манштейн писал по этому поводу: «Петр предположил их (ландмилицкие полки.— Авт.) устроить в защиту от набегов татар. После его кончины, до 1731 г. дело на том остановилось...». Создание новых полков больше не велось, денег на содержание уже имеющихся выделялось все меньше и меньше, служба в ландмилиции была крайне тяжелой — для шести полков протяженность границы была слишком велика, и корпус мало-помалу стал приходить в упадок. Не мог он полноценно выполнять и ту задачу, которую на него возлагал Петр, — оборонять Юг России от набегов крымских татар.7)

Возрождение Украинского ландмилицкого корпуса началось лишь в начале 30-х годов XVIII в. и связано оно было с деятельностью президента Военной коллегии генерал-аншефа (позднее генерал-фельдмаршала) Б.-Х. Миниха. Миних длительное время служил под началом принца Евгения Савойского в имперской армии, создателя полков «военной границы», участвовал в войне за Испанское наследство, был во французском плену, затем предложил свои услуги саксонсому курфюрсту и королю Речи Посполитой Августу Сильному, а после того, как рассорился с фаворитом Августа графом Флемингом, перешел на русскую службу. Из послужного списка Миниха видно, что он имел возможность ознакомиться с опытом военного строительства едва ли не во всех ведущих государствах тогдашней Европы, и в особенности хорошо знал устройство и организацию армии имперской. Имперская же армия, во главе которой стоял Евгений Савойский, после серии блестящих побед над турками и французами по праву считалась лучшей армией Европы. С нее брали пример и пруссаки, и саксонцы, а сам Петр Великий, готовясь к войне с турками в конце своего царствования, считал нелишним поучиться у «цесарцев» навыкам ведения боевых действий против турок.

Возглавив русское военное ведомство, Миниху пришлось решать ряд сложных задач, и одной из них, едва ли не самой важной, стало обеспечение надежной охраны южной границы империи. После некоторых раздумий он решил возродить ландми-лицию, увеличив ее численность и составив для Украинского корпуса новые штаты и табели. По его предложению и настоянию императрица Анна Иоанновна повелела к уже имеющимся четырем ландмилицким полкам сформировать еще 16 и довести их число до 20. Четыре полка должны были стать пешими, а остальные — конными. Этим же указом полкам были определены и названия. Они должны были называться следующим образом: Рыльский, Курский, Севский, Белгородский, Брянский, Старооскольский, Ливенский, Елецкий, Воронежский, Козловский, Тамбовский, Ефремовский, Путивльский, Новооскольский, Валуйский, Ряжский, Борисоглебский, Слободской, Белевский и Орловский. Спустя неделю по представлению Миниха Cенат утвердил и новые табели ландмилицких полков.8)

Формировать новые полки было поручено генерал-майорам Тараканову, де Брильи и фон Гейну. Изучив положение дел на месте, Тараканов и де Брильи предложили формировать все 20 полков конными. Их предложение поддержал и киевский генерал-губернатор фон Вейсбах. Однако это здравое начинание не было должным образом встречено «наверху». Миних, увлеченный борьбой со всемогущим фаворитом Анны Иоанновны Э.-И. Бироном и поддержавшим временщика вице-канцлером А. И. Остерманом, посвятил себя придворным интригам. Фельдмаршалу стало не до ландмилиции, и ее формирование замедлилось, равно как и строительство Украинской линии, которую она должна была охранять. Только 11 декабря 1732 г. было определено, что Ряжский, Борисоглебский, Слободской и Белевский полки должны формироваться пешими — то есть, их создание практически еще и не начиналось. В том же году строительные работы на Украинской линии были фактически приостановлены.9) В 1734 г. в штатное расписание Украинского ландмилицкого корпуса были внесены изменения. К нему был причислен Слободской гусарский полк, а также вводились новые штаты.

Спокойная ситуация резко изменилась в следующем, 1735, году. Российская империя и Турция оказались на грани войны, и императрица срочно вызвала из Польши Миниха. Получив командование над всеми русскими войсками на Юге империи, фельдмаршал срочно приехал на Украину и начал готовить войска к грядущей войне. Одной из первостепенных задач, которую с присущими ему энергией и пылом начал выполнять Миних, стало приведение ландмилицких полков в боеспособное состояние и ускорение работ по строительству Украинской линии. Впоследствии, на склоне лет, Миних в своих записках вспоминал, что после завершения польской кампании он «тотчас же отправился в Киев. Из Киева я поехал на украинскую линию, которую тщательно осмотрел от Орлика на Днепре до Изюма». Немногословного Миниха дополнил Манштейн. Он сообщал в своих воспоминаниях, что в конце 1735 — начале 1736 г. фельдмаршал «объездил украинскую линию, которую исправил во многих местах и вдоль границы привел все крепости или, лучше сказать, укрепленные города и селения, в такое положение, что им нечего было опасаться нападений от татар».10)

После этой инспекционной поездки Миниха, работы по созданию ландмилции и строительству Украинской линии вступили в завершающую стадию. Будучи по образованию инженером, он лично разработал план строительства линии и проекты укреплений. Забегая вперед, отметим, что к 1738 г. строительство линии, которое велось силами солдат Украинского ландмилицкого корпуса и жителей прилегающих к ней губерний, было практически завершено. Ее общая протяженность составила 268,5 верст между реками Днепр и Северский Донец. Главными опорными пунктами линии стали 16 возведенных заново крепостей и 4 отремонтированных и перестроенных укрепленных слободы — слобода Степановка, крепости св. Петра, Тамбовская, Слободская, Михайловская, Алексеевская, Ефремовская, св. Прасковьи, Орловская, Ивановская, Белевская (она стала своеобразной столицей линии — в ней разместился штаб и канцелярия Украинского ландмилицкого корпуса), слобода Коловская, крепости Федоровская, Ряжская и Васильковская, слобода Нехорошенка, Ливенская крепость, слобода Царицынка и крепости Китай-городок и Борисоглебская.11)

Для защиты промежутков между крепостями и слободами по приказу Миниха было возведено дополнительно еще 142 номерных редута. В своих мемуарах Манштейн приводит описание укреплений Украинской линии: «Всего она простирается более чем на 100 французских лье, и на этом протяжении выстроено до пятнадцати крепостей, снабженных хорошим земляным бруствером, штурмфалами, наполненным водой рвом, гласисом и контрэскарпом с палисадом. В промежутках крепостей, по всей линии, устроены надежные редуты и реданы».+) Построенные оборонительные сооружения для легкой татарской конницы были практически неприступны и вошедшая полностью в строй в 1740 г. линия стала непреодолимым заслоном для крымских татар, лишившихся легких дорог в южные провинции и уезды России. Был сделан еще один большой шаг на пути России к берегам Черного моря.12)

Параллельно со строительством линии Миних занимался и реорганизаций ландмилиции. Прежнее ее устройство, по мнению фельдмаршала, не вполне соответствовало ее назначению — несению пограничной службы. Поэтому Миних решил учесть предложения Тараканова и де Брильи, а также обратиться к шведскому опыту военного строительства. С этой целью к назначенному командовать корпусом генерал-поручику князю Юсупову были определены в помощники генерал-майоры Майдель и Радинг. В своем указе по этому поводу Анна Иоанновна писала, что оба генерала «ныне в Нашу службу принять Всемилостивейше заблагорассудили по имеющемуся совершенному о шведских учреждениях званию и искусству при сем полезныя услуги показать могут».13)

Сущность шведской системы комплектования армии — системы индельты, столь привлекшей внимание Миниха и других русских генералов, заключалась в следующем. Вся обрабатываемая земля в Швеции делилась на участки-индельты. Крестьянские дворы, расположенные на территории индельты и именовавшиеся все вместе «роте», должны были выставлять одного солдата, предоставляя ему земельный участок — «торп», дом, обмундирование и продовольствие. Раз в год солдат призывался на сборы, а в случае войны становился в строй. Оружие и амуницию ему предоставляло государство, а роте была обязана выставить ему замену. Таким же образом размещались и унтер-офицеры вместе с офицерами шведской армии. В целом эта система оправдала себя в годы Северной войны, обеспечив длительное время поддержание на высоком уровне укомплектованности шведской действующей армии. В свете событий минувшей войны становится понятным, почему именно этот способ содержания и комплектования вооруженных сил заинтересовал русский генералитет. При относительно невысоких финансовых и материальных расходах он позволял иметь достаточно многочисленные и боеспособные воинские формирования. Множество же однодворцев, проживавших на Юге России, представляло собой прекрасный материал для создания новых воинских формирований по этому принципу. Потомки бывших служилых людей, для которых военная служба не была в диковинку, они, по мнению уже упоминавшегося выше Манштейна и многих других русских и иностранных военных, считались «прекраснейшим войском в России».14)

По требованию Миниха, введенные в 1734 г. штаты ландмилицких полков были пересмотрены. Под его руководством были разработаны новые табели полков, которые были введены в действие с 19 марта 1736 года. Эти новые штаты содержались в именном указе, направленном в Сенат и Миниху и называвшемся «О учреждении Украинского ландмилицкого корпуса, и о правилах, для устройства онаго предположенных». Новые штаты предусматривали, что отныне корпус будет иметь два десятка конных ландмилицких полков на положении драгунских со штатом 1077 человек, в том числе 4 штаб- и 29 обер-офицеров, 70 унтер-офицеров и капралов, 880 рядовых и 31 музыканта.15)

Миних разработал для ландмилиции и новый мундир. Теперь чины ландмилицких полков должны были щеголять в белых кафтанах с красной отделкой, красных камзолах, козловых штанах, белых галстуках и черных шляпах — все по типу армейских. В конном строю ландмилиционерам полагались сапоги с клапанами, накладными шпорами и штибель-манжетами, а в пешем — башмаки со штиблетами из грубого холста. Гренадерам вместо шляп полагались по новым табелям белые гренадерские шапки с красной отделкой и медной бляхой на лбу также по типу армейских.16)

В таком виде Украинский ландмилицкий корпус вступил в русско-турецкую войну 1736—1739 годов. Уже в 1736 г. десять полков были включены Минихом в армию, предназначенную для осады Азова. Воспользовавшись тем, что Украинская линия была еще далека от завершения, а ее гарнизоны ослаблены выделением наиболее боеспособных частей, крымские татары в конце февраля 1736 г. смогли прорвать ее. Под Изюмом они напали на генерал-фельдмаршала П. П. Ласси, назначенного командовать азовской армией, и конвой, его сопровождающий. Казаки, охранявшие фельдмаршала, частью были перебиты, частью попали в плен. Захваченным оказался и багаж Ласси, но сам он сумел ускользнуть от татар. Однако этот успех оказался для крымчаков последним. Ни в феврале 1738 г., ни в марте 1739 г. попытки прорваться через линию, предпринятые крымским ханом и его воинами, успеха не имели.

Рассказывая об истории Украинского ландмилицкого корпуса в начале 30-х годов XVIII в., нельзя не сказать и о том, что лучшими ландмилиционерами

и однодворцами прилегающих к Украинской линии губерний в значительной были укомплектованы формируемые с 1730 г. лейб-гвардии Конный и Измайловский полки. В 1731—1734 годах многие оставшиеся за штатом однодворцы Воронежской и Белгородской губерний оказались в рядах создаваемых в России по настоянию опять же Миниха первых кирасирских полков — лейб-кирасирского Минихова и Бевернского. И в последующие годы корпус неоднократно служил источником пополнения регулярной армии как людьми, так и лошадьми.

После смерти императрицы Анны Иоанновны и прихода к власти Елизаветы Петровны в жизни Украинского ландмилицкого корпуса опять начались перемены. Императрица и ее министры решили, что на содержание ландмилиции уходит слишком много денег, и потому в декабре 1741 г. был обнародован новый императорский указ, касавшийся ландмилиции.17) Согласно этому указу, на постоянной службе в составе корпуса оставалось лишь 9 полков, а прочие 11 распускались по домам вместе с амуницией и строевыми лошадьми в отпуск. Раз в году они должны были призываться на недельные сборы и служить источником пополнений для несших пограничную службу оставшихся линейных полков.

Тем не менее несмотря на столь существенное сокращение ландмилиция по прежнему оставалась важным компонентом русской армии. На протяжении 40-х — 50-х годов она исправно несла пограничную службу на Украинской линии, привлекалась к выполнению полицейских, таможенных и караульных обязанностей, что вызывало порой серьезное недовольство однодворцев Белгородской и Воронежской губерний. Неоднократно во время обострения отношений с Турцией и Крымом Украинский ландмилицкий корпус приводился в боевую готовность, как это было, например, в 1751 году. Как и прежде, в его составе — 20 конных полков на драгунском положении, а офицеры и генералы ландмилиции числились в общеармейских списках. На 18 марта 1756 г. всеми вооруженными силами империи, расквартированными на Украине, командовал генерал-аншеф граф П. С. Салтыков, будущий победитель прусского короля Фридриха Великого в битве при Кунерсдорфе 1 августа 1759 года. В его подчинении находились Украинского ландмилицкого корпуса генерал-поручик граф Девиер и генерал-майоры И. Мордвинов и А. Лачинов.18)

В Семилетней войне ландмилицкие полки не участвовали, но они служили источником пополнения действующей армии как людьми, так и лошадьми. Эта практика действовала и позднее. При Петре III же изменилось и название корпуса. С 28 мая 1762 г. Украинский ландмилицкий корпус стал именоваться просто Украинским корпусом. Перемена названия имела символическое значение — тем самым было положено начало процессу постепенного расформирования ландмилиции. Очевидно, что Петр III, известный своими симпатиями к Пруссии и прусской военной системе, решил преобразовать корпус, поскольку в армии столь любимого и уважаемого им Фридриха Великого аналога русской ландмилиции не было. Однако полностью начатый Петром процесс переформирования ландмилиции в обычные армейские части завершился уже в царствование его супруги императрицы Екатерины Великой.

Вскоре после восшествия на престол Российской империи Екатерина II издала указ о созыве Воинской комиссии. Эта комиссия должна была провести ряд реформ в армии с тем, чтобы повысить ее боеспособность и одновременно сократить расходы на ее содержание. Одним из результатов ее работы стало появление указа от 15 декабря 1763 г. о реформировании Украинского корпуса.19) При подготовке этого указа в расчет был принят ряд обстоятельств. К этому времени значительная часть ландмилицких полков, распущенных по домам более 20 лет назад и проходивших время от времени короткие военные сборы, имела низкую боеспособность, особенно в сравнении с армейскими полками. Содержание же ландмилиции обходилось казне ежегодно в немалые суммы, которые к тому же собирались с большим трудом и задержками.

Указ от 15 декабря 1763 г. предусматривал, что существующие большей частью на бумаге два десятка ландмилицких полков преобразовывались в десять пеших полков двухбатальонного состава (Старооскольский, Белевский, Ряжский, Севский, Елецкий, Тамбовский, Орловский, Брянский, Курский, Козловский) и один конный Борисоглебский полк в пять эскадронов по две роты. Новые полки составили особую Украинскую дивизию, переданную в подчинение генерал-аншефа, генерал-губернатора Малороссии, президента Малороссийской коллегии, начальника малороссийских полков и запорожских казаков графа П. А. Румянцева. Этим же указом дивизию предписывалось комплектовать, как и прежде Украинский корпус, южнорусскими однодворцами, и этот порядок продержался 30 лет, до конца 80-х годов XVIII века.

С началом русско-турецкой войны 1768—1774 гг. и наглядно выявившимися недостатками в несении ландмилиционерами линейной службы преобразование ландмилицких полков в регулярные ускорилось. Уже 16 января 1769 г. повелено было именовать их впредь пехотными и драгунскими соответственно. В этом же году Украинская дивизия в полном составе вошла во 2-ю армию под командованием Румянцева. Эта армия должна была прикрыть Юг России от набегов татар, и бывшим ландмилицким полкам, хорошо знакомым с местностью, отводилась в планах Румянцева важная роль. По его замыслу, главные силы дивизии образовывали три группировки, располагавшиеся за линией, а сама линия занималась небольшими гарнизонами. В случае необходимости силы дивизии быстро сосредотачивались на том участке линии, где возникала угроза прорыва укрепленных позиций татарами. Расчеты Румянцева полностью оправдались — за всю войну татарам практически так и не удалось преодолеть линию.

После успешного завершения русско-турецкой войны граница России сдвинулась далеко на юг. Необходимость в содержании Украинской линии и корпуса для ее охраны отпала, и вскоре было принято решение о его ликвидации. История Украинского ландмилицкого корпуса закончилась 8 ноября 1770 года. В этот день бывшие ландмилицкие полки были полностью уравнены в штатах и в содержании со старыми армейскими полевыми полками. Окончательное превращение ландмилицких полков в полевые было подчеркнуто указом от 11 ноября 1780 г., когда они наравне с армейскими полками получили знамена нового образца. Идея же создания поселенных войск в России не умерла. О ней вспомнил в 1774 г. наследник российского трона цесаревич Павел Петрович, а затем в 1810 г. — внук Екатерины, император Александр I.


Статья публикуется в интернете с любезного разрешения автора.

Вопросы истории. 2000. № 10. С. 147-153.

Электронная версия предоставлена Юлли


1) Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание (ПСЗ). Т.5. СПб., 1830. № 2643.

2) См., напр., Рабинович М.Д. Полки петровской армии. 1698-1725. М., 1977. С. 68.

3) Толстой П.А. Путешествие стольника П.А. Толстого по Европе 1697—1699. М., 1992. С. 116.

4) ПСЗ. Т. 7. СПб., 1830. № 4205.

5) Там же. № 4463.

6) Там же. №4670, 5196.

7) Манштейн Х.-Г. Записки о России генерала Манштейна. М., 1998. С. 20, 62.

8) ПСЗ. Книга штатов. Т. 41. Ч. 1. №5680.

9) Манштейн Х.-Г. Ук. соч. С. 62.

10) Миних Б.-Х. Очерк, дающий представление об образе правления Российской империи // Безвременье и временщики. Л., 1991; Манштейн Х.-Г. Ук. соч. С. 62.

11) Крепости и слободы перечислены в порядке следования от Северского Донца к Днепру. См.: Полунин Ф., Миллер Г. Географический лексикон Российского государства. М., 1774. С.416-417.

+) В журнале в этом месте стоит 20.

12) Полунин Ф., Миллер Г. Ук. соч. С. 417; Манштейн Х.-Г. Ук. соч. С. 62-63.

13) ПСЗ. Книга штатов. Т. 41. Ч. 1. № 6925.

14) Подробнее о системе индельты см.: Васильев А. Пехота шведской армии Карла XII под Полтавой // Орел. 1992. № 1. С. 18; Манштейн Х.-Г. Ук. соч. С. 63.

15) В этот список оказался не занесенным Елецкий ландмилицкий полк. См.: ПСЗ. Книга штатов. Т. 41. Ч. 1. № 6925.

16) Там же.

17) Иванов П.А. Обозрение состава и устройства регулярной русской кавалерии от Петра Великого и до наших дней. СПб., 1864. С. 54.

18) Государственный архив Белгородской области. Ф. 166. Оп. 1. Д. 20. Л. 31, 64.

19) Леонов О., Ульянов А. Регулярная пехота. 1698-1801. М., 1995. С. 277.










Категорія: Україна кін. ХVII - XVIII ст. | Додав: ukrhist (23.02.2008)

Як качати з сайту


[ Повідомити про посилання, що не працює

Права на усі матеріали належать іх власникам. Матеріали преставлені лише з ознайомчєю метою. Заванташивши матеріал Ви несете повну відповідальність за його подальше використання. Якщо Ви є автором матеріалом і вважаєте, що розповсюдження матеріалу порушує Ваші авторські права, будь ласка, зв'яжіться з адміністрацією за адресою ukrhist@meta.ua


У зв`язку з закриттям сервісу megaupload.com , та арештом його засновників частина матерійалу може бути недоступна. Просимо вибачення за тимчасові незручності. Подробніше

Переглядів: 1738
Форма входу
Логін:
Пароль:
Пошук
Друзі сайту
Статистика
Locations of visitors to this page

IP






каталог сайтів



Онлайн усього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Copyright MyCorp © 2017